Лучшие слова, когда-либо сказанные о любви принадлежат апостолу Павлу

Первое послание к Коринфянам

Икона Апостола Павла работы Андрея Рублёва

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви,- то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине;  все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.

Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится. Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (1 Кор.13: 1-13).

Эти слова апостола Павла часто называют гимном любви. Ибо по своему определению последний (др.-греч. ὕμνος) – это торжественная песня, восхваляющая и прославляющая кого-либо или что-либо.

В данном священном тексте апостол прославляет и восхваляет любовь, но какую? Это слово в наше смутное, блудное время затрепано до полной неузнаваемости. Ею называют самые разные виды блуда, но одновременно некоторые утверждают, что ее нет.

Так что же такое любовь? Согласно учению святых отцов, она есть действие вожделевательной силы человеческой души. Поэтому присуща каждому человеку. Но у одних эта сила больше, у других меньше. Что же касается нравственного качества любви, то оно зависит не от нее самой, а от тех предметов, на которые она направляется.

Если эти предметы низкие, например, блудные, то и такая любовь будет низкой; если они высокие – высокой. Так, к примеру, есть эротическая любовь или эротика; выше ее любовь супружеская; еще выше любовь родителей к детям и детей к родителям; выше этого – патриотизм, т.е. любовь к своей родине. Поскольку же превыше всего есть Бог – Всевышний, то самой высокой является любовь Божия. Вот ее-то восхваляет и превозносит своим гимном апостол Павел.

Заметим еще и то, что перед сим, в 12-й главе своего послания он назвал различные дарования у христиан:

«Иных Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых,  пророками, в-третьих, учителями; далее,  иным  дал  силы  чудодейственные,  также  дары исцелений, вспоможения, управления, разные языки» (1 Кор.12: 28).

Однако выше всех этих даров или плодов Святого Духа (ср.Гал.5: 22) он поставляет любовь: «Ревнуйте о дарах больших, и я покажу вам путь еще превосходнейший» (1 Кор.12: 31), после чего и следует вышеуказанный (13-я глава этого послания) гимн любви.

И действительно, посмотрим сколько же других добродетелей порождает любовь Божия! Она долготерпит, т.е. не унывает и не ропщет в скорбях, бедах и напастях, но все сие с благодарением Богу терпит и переносит. Таковыми были святые мученики, любовью Божией побеждая самые страшные гонения и муки. Таковыми были преподобные отцы, ею же услаждая все горести и скорби своего монашеского и пустыннического жития.

Она милосердствует, ибо всегда готова поделиться с нищими и нуждающимися даже самым последним имуществом. Каковыми были, к примеру, святой праведный Филарет Милостивый или преподобная Мелания Римлянина, вместе со своим супругом Апинианом раздавшие все свое громадное (богаче их был только царь) имение в качестве милостыни.

Поэтому, милосердно раздавая свое, любовь не завидует чужому богатству, а также не превозносится тем, что сама имеет. Посему она и не гордится, ибо гордость есть ни что иное как видение своих добродетелей и превозношение ими. Так, искореняя гордость и, следовательно, порождая смирение, любовь не бесчинствует, не настаивает на своей «правде», избегая, таким образом, раздражения и гнева.

Будучи самой высокой добродетелью, она никогда не замышляет злое и не радуется ему, но, наоборот, порождает другие христианские добродетели, как вышеуказанные, так и веру в Бога и надежду на Него. И хотя некоторые из этих добродетелей в будущем веке упразднятся (ср.1 Кор.13: 8), но любовь Божия пребывает вечно.

Но все эти дары Святого Духа относятся к раннему христианству – это послание апостола Павла, датируется 57 годом от Р.Х. и было адресовано первой коринфской христианской общине или Церкви, основанной самим апостолом. А как же в наше время, как нам применять это его учение о любви Божией сейчас?

А ныне сей дар Святого Духа как никогда необходим православным христианам, и связано это со следующей аскетической проблемой. Чтобы ее понять, начнем издалека. Когда были сотворены первые люди, то изобильная любовь к Богу, пламенное желание быть с Ним, соединиться с Ним были естественно вложены в их природу, в их еще чистые души.

Врожденная способность любви

Но когда прародители согрешили, Дух Святой оставил их души, то они духовно тотчас умерли (ср.Быт.2: 17), тогда и этот величайший Его дар покинул их. Адам и Ева уже не стремятся к Богу, но убегают от Него, в безумной попытке спрятаться от Всеведущего среди деревьев рая (ср.Быт.3: 8).

После чего у всех потомков прародителей возникли те же проблемы. Любовь Божия все так же естественно присуща душе человеческой, т.е. действию ее вожделевательной силы. Но куда мы эту силу тратим?! Давайте-ка, посмотрим!

Как называются три основные страсти: сластолюбие, сребролюбие и славолюбие?! Видите, у всех этих трех слов корень один – «любие». Это значит, что мы, грешники тратим всю вожделевательную силу нашей души на греховные страсти, и Богу ничего не остается! Поэтому грешники Его не любят и не могут любить.

Как же поступали святые? Христианским подвижничеством они искореняли в себе страсти. Тогда та сила души, ее способность любить, отторгалась от оных и направлялась к Богу, чем святые и стяжали в себе изобильную любовь Божию. Этот путь никто не отменял и сейчас.

Но ныне он крайне затруднен невероятной сложностью аскетической борьбы – невидимой брани с врагом нашего спасения. Бесы сейчас пошли все с «вышним образованием». Они уже более семи тысяч лет упражняются, изобретая все новые и новые способы нашей погибели, а мы в борьбе с ними не более, чем начинающие приготовишки.

Поэтому сейчас, как никогда ранее, полезным и плодотворным для нас является тот превосходнейший путь, путь любви Божией о коей и о коем свидетельствует апостол Павел. Речь идет о том, что для нас куда более эффективным было бы не пытаться достигнуть сей любви, очищая свои страсти. Но, наоборот, стяжав любовь Божию, сим искоренить или, по крайней мере, весьма ослабить в себе действия страстей.

Ибо когда в христианине начинает жить этот дар Святого Духа, то он этим самым и иссушает все страсти, забирая себе у них это самое «любие», т.е. направляет вожделевательную силу души от страстей к Богу. А без этого самого «любия» остаются лишь пустые: «сласто; сребро, славо», не имеющие над нами никакой силы.

Однако этот превосходнейший путь крайне затруднен для нас следующим весьма прискорбным обстоятельством. Мы-то ведь живем в век широкого распространения атеизма. Который представляет собой не просто отрицание Бога, но вражду против Него – безумное сатанинское богоборчество.

Поэтому в души людей, с детства воспитанных в атеистическом обществе, через безбожную школу (как среднюю, так и, тем более, высшую), чрез СМИ, да и вообще чрез всю эту пропитанную атеизмом «культуру», искусственно вкладывались богоборческие идеи. Во всяком случае, предполагающие не любовь, а ненависть к нашему Отцу Небесному и Творцу.

И это искусственно всеянное я наши души зловредное семя лукавого и его клевретов атеистов-богоборцев часто подавляет врожденную способность души любить Бога. От этой сатанинской гадости трудно избавиться даже уже вернувшемуся из атеизма в православие христианину. Тем более, что эта трудность усугубляется следующим важным обстоятельством.

Зачастую такой христианин, имея в себе некие зачатки естественной любви (к жене, детям, родителя и т.д), пытается из оной вывести в себе любовь Божию. Это весьма ошибочный путь, ибо последняя не только не выводится из первой, но противоположна ей. Что ясно следует из Священного Писания и Священного Предания.

Так Сам Господь заповедует:

«Враги человеку домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф.10: 36 -37).

И в другом месте:

«Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк.14: 26). Святитель Игнатий (Брянчанинов) называет эту ненависть – святой ненавистью.

Видите, как противоположна любовь Божия, любовь к Богу – естественной любви нашего падшего естества к родным и родственникам! Поэтому первая не может быть произведена из второй, но они враждуют. Чему есть множество примеров в житиях святых. Приведу всего лишь два таких примера, которые на мой взгляд являются одними из наиболее выразительных.

Первый из них взят из жития святого мученика Севастиана. Который, будучи влиятельным царедворцем и тайным христианином, во время жестокого гонения всячески поддерживал гонимых христиан. Так, в частности, он утвердил в вере и помог стойко перенести все мучения от гонителей двум родным братьям – Маркеллину и Марку.

Видя стойкость последних римский правитель Агрест Хроматий на 30 дней освободил братьев от мучений и вернул их в их семьи, все представители которых были язычниками. И вот все они подряд начали уговаривать Маркеллина и Марка отречься от Христа. А в качестве основного аргумента к сему как раз и служила эта самая естественная любовь к родителям, женам и детям.

Так их мать указывала на свои тяжкие муки, когда рождала их, на свои сосцы, которыми она их питала и т.д.… Отец ссылался на свою старость и немощность – он был сильно болен ногами… Жены страдальцев плакали о своем будущем вдовстве… А младенцы на их руках, хотя еще и не могли говорить, но самим своим беспомощным видом взывали к чувству естественной отцовской любви.

И вот те, кого не могли поколебать жестокие муки, стали колебаться под влиянием последней. И тогда снова вмешался святой Севастиан, который сначала произнес длинную, но замечательнейшую речь, общий смысл которой таков:

«О, святая двоица, Маркеллин и Марк! Не дайте прельстить себя хитрому врагу, наносящему вам такое искушение через ваших домашних, не ввергайте себя в бесконечное мучение, не вдавайтесь в руки бесов, не прельщайтесь любовью к временной жизни, красотами видимого мира и суетными житейскими удовольствиями, не дайте победить себя мольбами родителей, рыданиями жён, слезами детей, ласками родных и друзей.

Вспомните слова Господа: «И враги человеку – домашние его» (Мф.10:36), которые разлучают нас с Богом, не друзья нам, а враги, и любовь их к нам не истинна, но ложна, потому что они лишают нас столь великого блага, отнимают у нас любовь Божию и Царство Небесное, уготованное любящим Бога.

Не допускайте исторгнуть из рук ваших той награды, ради которой так потрудились; ибо вы уже истинно как бы в руках держите приготовленное для вас благо, вы уже стоите у дверей небесного чертога. Се ныне для вас сплетены уже венцы, и Подвигоположник Христос ждёт, чтобы увенчать вас и прославить перед святыми Ангелами. Се настал уже конец вашего пути: не обращайтесь же назад, как жена Лота, чтобы не сделаться бездушным столпом (Быт.19:26), ибо тем погубите свои души.

Не соблазняйтесь слишком сильною любовью к родителям, женам и детям, чтобы не сделаться недостойными Христа, сказавшего: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф. 10:37). Не будьте такими неразумными, чтобы, начавши духом, окончить плотью (ср.Гал.3:3).

О, да подаст мне Христос Бог мой пролить мою кровь за Него перед вами, чтобы вы видели мое страдание, и моя смерть могла бы послужить для вас примером, как полагать души за вашего и моего Бога».

После этой замечательнейшей проповеди и чудес, совершенных святым Севастианом, он, в частности, исцелил от болезней Транквиллина, отца братьев, не только вся их семья обратилась ко Христу, но и многие другие. Что, интересно, и сам правитель-гонитель Агрест Хроматий под их христианским влиянием принес сугубое покаяние и стал ревностным христианином.

Видишь, как противоположны естественная любовь нашего падшего естества и любовь Божия! Первая готова была погубить, обречь на вечные муки святых братьев Маркеллина и Марка, а также всех членов их языческих семей; а вторая не только спасла их, но и соделала святыми мучениками. Поскольку большинство их них приняли мученический венец.

Первой пострадала Зоя, жена темничного стража Никострата. Когда об этом узнал святой Транквиллин, он сказал удивительно лаконичные, но весьма мужественные слова: «Жены идут прежде нас к венцу! Отчего же мы ждем?» – вот он истинный христианин-римлянин, мужественный житель не только первого, но Второго и Третьего Рима. И добровольно придя на место, где пострадала мученица Зоя, он там также принял мученический венец…

Другой пример из жития преподобного Пимена Великого. Он вместе с двумя младшими братьями ушел в монастырь. И вот когда туда пришла их мать, желая видеть своих детей, то, как написано в житии, произошло следующее:

«Спустя несколько лет после этого, мать сих братьев, по чувству естественной любви матери к детям, отправилась к ним, желая видеть их; однако не могла их видеть и потому встала около храма, в ожидании их прихода в храм на молитву. Когда они направлялись к храму, мать подошла к ним, но они побежали от нее назад, и, войдя в келлию, закрыли от нее двери; подойдя к дверям, она начала стучать и призывать сыновей своих, стоя вне келлии и плача со умилением. Но иноки не только не открывали дверей келлии, но даже ничего не отвечали. Между тем в то время, когда та женщина плакала долгое время, стоя у дверей келлии, авва Анувий, услышав обо всём, вошел иными дверями к инокам и сказал Пимену:

– Что же мы сделаем с этою старицею? Вот она уже долгое время горько плачет, не отходя отсюда».

И далее между преподобным Пименом и его матерью был диалог, который, например, я не могу читать без слез и умиления:

«Тогда Пимен, встав, подошел к дверям и спросил:

– О чем ты плачешь, старица?

Она же, услышав его голос, но не видя его самого, так как двери были затворены, сказала:

– Я хочу видеть вас, дети мои! Не моими ли сосцами я питала вас? Не я ли вырастила вас? И вот ныне я нахожусь уже в преклонных летах; я весьма страдаю сердцем, слыша голос детей своих, но не видя их. Я весьма хочу видеть вас, дети мои, прежде, нежели умру.

Пимен сказал:

– Где желаешь ты видеть нас: здесь, или в той, будущей жизни?

Она отвечала:

– Увижу ли я вас там, чада мои, если не буду видеть здесь?

Пимен отвечал:

– Если ты благодушно потерпишь и не увидишь нас здесь, то мы надеемся, что, по человеколюбию Божию, ты непременно увидишь нас там.

Внимая тому, что было сказано, она ответила:

– Действительно, я предпочитаю видеть вас там, нежели здесь.

Потом отошла с великою надеждою, весьма радуясь, ибо желала видеть детей своих лучше в будущей жизни, нежели в жизни временной».

Это еще один пример того, как любовь естественная противна любви Божией. Поэтому последняя и не может быть произведена из первой.

Как нам, современным людям, стяжать этот наивысший дар Духа Святого

Как же нам, нынешним христианам, ее получить?! Только сверхъестественным путем, только как особый, вымоленный и выстраданный дар Божий, дар Святого Духа. Ибо Его первый плод – это именно любовь (Гал.5: 22)!

И этим сверхъестественным даром мы не распоряжаемся – все это в руках Божиих. Однако, мы можем подготовить себя к удобному принятию сего дара. И такая подготовка состоит в том, о чем всегда учили святые отцы, в правой вере и добрых делах (добродетелях).

Первое, т.е. правая вера необходима не только сама по себе, но и потому, что, как я уже писал в ряде своих работ на сем сайте, например, в публикации «Успение Божией Матери», лжеучения в отношении Пречистой лишают нас Ее помощи. А ведь Она именно Та, Которая более всех святых может умолить Сына Своего дать нам этот дар Его любви.

И Она не только может, но желает, весьма желает сделать это, ведь Она наша Мать – Мама всех христиан, а мы Ее грешные дети. Из-за неверия которых, зачастую, «бессильной», скажу так, оказывается и Царица Небесная, наша Владычица!

Что касается добродетели, то, как выше было сказано, этот путь весьма и весьма затруднен для нас из-за нынешних хитростей и пронырливости бесов «с высшим злодейским образованием». Так что мы в борьбе с ними часто напоминаем какого-нибудь несчастного солдатика с жалким пистолетиком в руках, пытающегося воевать против целой армии, вооруженной пушками, танками, самолетами и другим, ядерным оружием.

Но, как мудрый военачальник смотрит не на оружие своих бойцов, а на их мужество, награждая за него одних, и карая других за трусость, так и Подвигоположник-Христос. Который также смотрит не на наши сомнительные успехи в сей невидимой брани, но на наше христианское мужество. Поэтому и награждает Своими дарами, в том числе даром любви Божией, именно мужественных, а не тех, кто трусливо складывает свое оружие перед намного превосходящими силами врага!

Еще одно замечание по поводу этого дара. Он преимущественно проистекает из Таинства Евхаристии, которое и есть величайшее проявление любви Божией к нам грешным. Ибо именно в нем мы, причащаясь, наиболее тесно соединяемся с Богом. Поэтому чрезвычайно важно исповедовать православное учение о сем Таинстве, а не некоторые бытующие в наше время заблуждения о нем.

Ну а теперь, в заключение сей статьи, приведу толкование святителя Иоанна Златоуста на Гимн любви – 13 главу апостола Павла к Коринфянам.

Оцените статью
Интернет справочник по православию, астрологии, нумерологии та хиромантии