Воскресение Христово

Воскресение Христово

Сияние свечей, светлые лица священников, возглашающих пасхальное приветствие, радость, переполняющая каждого, кто даже случайно переступает церковный порог в эту единственную в году ночь «спасительную и светозарную» – такова Пасха, в сиянии которой исчезают грехи, немощи, мирские проблемы, так что остается одна радость. Но о чем же она? 

Как описано Воскресение Христово в Евангелии

Хотя о нем говорят только последние главы у всех четырех Евангелистов, Свое восстание от мертвых Господь предсказывал не раз за несколько лет Своей проповеди: 

  • когда однажды иудеи стали требовать от Него чудес, Христос ответил, что знамением Его Божественности будет «знамение Ионы пророка», «ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (Мф 12. 39-40); 
  • одни из самых загадочных слов Господа сказаны им в Иерусалимском храме; св. Иоанн Богослов передает их так: «Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его»; Апостол замечает, что «Он говорил о храме Тела Своего», тогда как иудеи восприняли эту речь как покушение на уничтожение здания своей главной святыни; по слову св. Иоанна, лишь по Воскресении «ученики Его вспомнили, что Он говорил это, и поверили Писанию и слову, которое сказал Иисус» (Ин.2:22); 
  • наконец, уже незадолго до Распятия, после Преображения, когда трое Апостолов увидели Его Божественный свет, Христос наедине говорит им, что «Сын Человеческий предан будет в руки человеческие и убьют Его, и, по убиении, в третий день воскреснет» (Мк.9:31); кроме того, Господь запрещает тем же ученикам рассказывать о событии Преображения, «доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (Мк.9:9). 

«Что значит – воскреснуть из мертвых?» 

Таков был до времени остававшийся без ответа вопрос, который задавали люди, слыша «странные слова» Иисуса.  

Пророчества Спасителя 

Проповедь грядущей победы над смертью, очевидно, была самой непонятной людям частью проповеди Спасителя. Евангелисты говорят, что слова Христа о «разрушении и созидании» за три дня храма показались большинству иудеев кощунственными, так что на суде первосвященников свидетельства людей, слышавших сказанное, были одним из аргументов обвинителей. 

Что же до Апостолов, то они по слову св. Марка, «удержали это слово» то есть запомнили его, может быть, о нем размышляли. Но, как говорит Евангелист, они «не разумели сих слов, а спросить Его боялись» (Мк.9:10, 32). Возможно, потому, что сказанное Христом о Воскресении предварялось Его же пророчеством о том, что «Сын Человеческий предан будет в руки человеческие», о Своей смерти, о чем ученикам подумать было страшно. Тайна же Воскресения и вовсе была им совершенно непонятна, несмотря на то, что на глазах Апостолов по слову Учителя не раз действительно возвращались к жизни умершие: дочь священника, сын вдовы из города Наина, наконец – уже незадолго до Распятия Господа – Лазарь, тело которого уже лежало в гробовой пещере четыре дня. 

Как произошло Воскресение? 

А вот о том, как именно случилось Воскресение Самого Христа, Евангелисты не говорят ни слова. Главное событие истории человечества одновременно – самое сокровенное. Все, кто рассказывал о Воскресении, говорили только том, как видели Христа Воскресшего. Но каким образом Умерший, лежащий уже во гробе, оказался живым – этого не видел никто из людей. Даже так называемое «Евангелие Петра» (на самом деле относящееся к первым столетиям христианства, а не ко временам Апостолов), непризнанный Церковью апокриф, делающий попытку описания события, все же говорит о явлении Христа, уже воскресшего, а не о том, как это произошло. 

Среди святых есть один, возможно, видевший более других учеников – сотник Лонгин, сначала стоявший при Кресте во время совершения казни, затем – с воинами охранявший гробницу. Однако он тоже не оставил никаких свидетельств события Воскресения. Скорее всего, потому, что виденное им было неописуемо, находилось выше понимания человеческого. Но от пещеры, где воскрес Господь, Лонгин ушел уже христианином. Пронеся веру через всю оставшуюся жизнь, он позже стал епископом, наконец, принял венец мученика. 

Плащаница 

Для христиан последующих поколений (вплоть до современных верующих) Воскресение остается такой же загадкой, как для непосредственных участников событий 2000-летней давности. Об этом говорит древний артефакт, плащаница, по месту нынешнего нахождения, в итальянском Турине, при соборе св. Иоанна Крестителя, именуемая Туринской. На этом полотне размером 437х111 см явственно виден силуэт человека в полный рост, причем изображение это подобно фотонегативу. Изучение артефакта показало: 

  • следы на ткани пыльцы растений из Палестины, причем давние, насчитывающие не одну тысячу лет; 
  • совпадение облика почившего с общепринятой иконографией Иисуса Христа; 
  • наличие на теле погребенного следов гвоздей, ран, наносимых при распятии; вообще все раны до деталей совпадают с рассказом Евангелистов о Распятии – например, следы крови от тернового венца. 

О датировке плащаницы долгое время шли споры, ее пытались объявить средневековой подделкой по результатам радиоуглеродного анализа, но впоследствии оказалось, что сам анализ проводился некорректно. 

А вот происхождение столь точного изображения на полотне до наших дней остается загадкой, предметом споров. Ясно лишь, что оно не нанесено красками, да вообще не могло быть сделано человеческими руками. Что именно оказало воздействие на ткань – на сегодняшний день неизвестно. Ученые хранят молчание, подобно св. Лонгину, столкнувшись с вещами за гранью понимания. 

Тайна Воскресения 

Евангелисты не заостряют внимание на том, что именно представляет собой воскресшая, преображенная человеческая плоть. Некоторые намеки на это содержат описания явлений Воскресшего ученикам. Христос – не дух, или какой-либо призрак; ученики не раз прикасаются к Нему, Он принимает пищу. Однако: 

  • Господь часто входит к Апостолам, несмотря на запертые двери; 
  • иногда описание явления Его ученикам заканчивается словами «Но Он стал невидим для них» (Лк. 24:31); 
  • Его не сразу узнают, так как Лик Христа меняется, становится иным. 

Евангелисты никак не толкуют эти изменения, ибо это – тайна, пока недоступная «плоть носящим и в мире живущим». Завесу над ней приоткрывает Апостол Павел. Говоря о конце мира, новом небе и новой земле, он пишет христианам Коринфа: «то скажу вам, братия, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления. Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся» (1 Кор. 15:50-51). Что именно случится, нам пока знать не дано. Но дано радоваться о Воскресшем Христе. 

Свидетели 

Намного полнее Воскресения описаны учениками Христа последующие явления Спасителя Воскресшего. И это понятно. Ученики, после столь дерзновенно проповедовавшие Воскресение, не могли быть при происшедшем лично, ибо, трагически потеряв Учителя, на них глазах погибшего на кресте, опасались уже за собственную жизнь, а потому «страха ради иудейска» оставались дома, предаваясь глубокой скорби. 

К тому же день субботы, согласно Закону Моисееву, предполагал «покой», полное воздержание от любых дел. Даже женщины, при земной жизни преданно следовавшие за Иисусом, присутствовавшие при его поспешном – ради кануна субботы – погребении правв. Иосифом и Никодимом, должны были отправиться домой, соблюдая «покой». День этот, очевидно, был едва ли не самым страшным в жизни учеников Христовых – слезы, потеря надежды, неясность собственной судьбы, боль о несправедливой казни Человека, не сделавшего зла никому на земле – таковы, видимо, были их чувства. 

Мироносицы 

Но отчаянию, страху предались не все. Было несколько преданных учениц Спасителя, среди которых Евангелисты называют Марию Магдалину, Саломию (по ряду источников, это мать апп. Иакова и Иоанна Богослова), Марию Иаковлеву (супругу брата прав. Иосифа Обручника, мнимого мужа Богородицы) «и других с ними». Некоторые толкователи говорят, что среди мироносиц под именем «другой Марии» упоминается Пресвятая Богородица, однако прямых подтверждений этому нет. 

Несмотря на ненависть иудеев, страх попасться воинам, женщины твердо вознамерились отдать любимому Учителю последний долг: их мучило, что погребальный обряд не был довершен помазанием Его тела миром, как принято по обычаю. Так что, едва миновала суббота, практически ночью, женщины поспешно отправляются к пещере. Удивителен вопрос, задаваемый ими друг другу: «Кто отвалит нам камень от двери гроба?» (Мк.16:3). Очевидно, что сами женщины слабы для этого, понимают, но продолжают идти! Выходит, у мироносиц – совершенно никакого плана, лишь желание во что бы то ни стало донести миро и «ароматы», достойно завершить погребение, оплакать Равви. 

Описания дальнейшего у авторов Евангелий разнятся: 

  • св. Матфей пишет, что мироносицы, можно сказать, почти застали самое событие Воскресения: едва они подошли к пещере, началось землетрясение, после чего Ангел, с ликом, сияющим подобно молнии, отодвинул тот самый камень от отверстия гроба; именно он сказал трепетавшим от страха женщинам слова, услышать которые они никогда даже не думали: «Не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого; Его нет здесь – Он воскрес, как сказал. Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь, и пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите. Вот, я сказал вам» (Мф. 28:5-6); 

Свидетельство Евангелиста совпадает с другим, принадлежащим официальному биографу Понтия Пилата, прокуратора Иудеи, Гермидию. Он рассказывает: «Приблизившись ко гробу и находясь в шагах ста пятидесяти от него, мы видели в слабом свете ранней зари стражу у гроба: два человека сидели, остальные лежали на земле, было очень тихо. Мы шли очень медленно, и нас обогнала стража, шедшая ко гробу сменить ту, которая находилась там с вечера. Потом вдруг стало очень светло. Мы не могли понять, откуда этот свет. Но вскоре увидели, что он исходит из движущегося сверху сияющего облака. Оно опустилось ко гробу и над землей там показался человек, как бы весь светящийся. Затем раздался удар грома, но не на небе, а на земле. От этого удара стража в ужасе вскочила, а потом упала. В это время ко гробу справа от нас по тропинке шла женщина, она вдруг закричала: «Открылось! Открылось!». И в это время нам стало видно, что действительно очень большой камень, приваленный ко входу в пещеру, как бы сам собою поднялся и открыл гроб (открыл вход в пещеру гроба). Мы очень испугались. Потом, некоторое время спустя, свет над гробом исчез, стало тихо, как обыкновенно. Когда мы приблизились ко гробу, то оказалось, что там уже нет тела погребенного человека». 

  • то же кратко подтверждают свв. Марк и Лука, однако, по их описанию, к тому времени, как мироносицы приблизились к месту последнего упокоения Учителя, вход во гроб уже был открыт, а Ангел обратился к ним, когда они «недоумевали о сем» (Мк.16; Лк. 24); 
  • а вот св. Иоанн рассказывает, что из женщин первой добралась до гроба Мария Магдалина; она, видя, что могила потревожена, и, по человеческому рассуждению, решив, что Тело Христа украдено, тотчас кинулась к Петру и Иоанну; оба Апостола побежали ко гробу, но действительно нашли внутри только полотно, которым было обернуто Тело Погребенного, отчего остались, видимо, в полном недоумении. «Итак ученики опять возвратились к себе,» – говорит св. Иоанн (Ин.20:10). Так что с Воскресшим первыми встретились не они. 

Явления воскресшего Спасителя Марии Магдалине и другим ученикам до Вознесения 

Растерянность, а главное – бездействие самых близких последователей Иисуса, видимо, причинили Магдалине новую боль. Не имея сил покинуть могилу дорогого ей Человека, но также не понимая, что же теперь делать, она, как говорит Евангелист, просто стояла у пещеры, плача. Вдруг, подняв глаза, она увидела внутри двух сидящих юношей, ласково спрашивавших ее о причине слез. Кажется, даже не подумав, что это Ангелы, она в простоте сердца отвечала: «Унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его». Между тем тот же вопрос: «Жено! Что плачешь? Кого ищешь?» – раздался совсем рядом.  

Евангелист пишет, что Мария приняла Явившегося за садовника. С прежней горячностью она обращается также к этому неизвестному: «Господин! если ты вынес Его, скажи мне». Она снова не думает, хватит ли сил, где найти помощников А пришедший говорит ей лишь: «Мария!». Только в этот момент она поняла: случилось невозможное. «Мира мертвым суть прилична, Христос же истления явися чуждь»  так воспевает Церковь на своих богослужениях эту встречу, может быть, самый трогательный момент во всем Евангельском тексте. С возгласом: «Раввуни!», слезами теперь уже радости, пала Мария к ногам Господа (Ин.11-18). 

Затем она снова пришла к Апостолам – с радостным лицом и вестью, понимать которую они попросту отказывались. И это несмотря на то, что другие женщины, видевшие Ангелов, также подтверждали: Господь жив! Но, как замечает Евангелист – к тому же один из участников событий – «показались им слова их пустыми и не поверили им» (Лк.24:12). У иудеев вообще не принято было доверять свидетельству жен, к тому же – находящихся в большом горе, когда эмоции хлещут через край. Но проходит время – и Господь является ученикам, причем не раз. 

Евангелисты говорят по крайней мере о трех явлениях Христа вечером того же дня: 

  • свв. Луке и Клеопе, которые шли к Еммаусу, недалеко от Иерусалима; Господь также не был узнан ими; неизвестный человек толковал им Писание, убеждал веровать во все написанное о Мессии; слова Его падали им на сердце, так что, дойдя до города, они усиленно просили Явившегося остаться с ними; но лишь когда они за вечерней трапезой Он таким знакомым жестом преломил хлеб, как старший за столом апостолы поняли, Кто убеждал их веровать; 
  • возгоревшись духом, Лука с Клеопой, несмотря на поздний вечер, устремились к Иерусалиму; а придя, увидели, что другие ученики уже обсуждали еще одно явление Христа – Симону Петру;  
  • в этот момент, «дверем затворенным», вошел Сам Господь; теперь Его видели уже все ученики – но приняли за призрак; свв. Лука и Марк пишут, что Христос укорил учеников за «неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили» (Мк.16, Лк. 24) 

Значительно больше о том, при каких обстоятельствах приходил Господь к ученикам, пишет св. Иоанн Богослов: 

  • благодаря его Евангелию существует ныне так называемая Антипасха, когда на 8 день по Воскресении празднуется явление Христа ап. Фоме, который, по промыслу Божию, не присутствовал при первом приходе Христа; кратко, но ёмко св. Иоанн рассказывает о дерзновении этого Апостола, желавшего увериться в Воскресении лично, и о явлении Иисуса, который дал Фоме лично убедиться во всем происшедшем (Ин. 20: 24-29); 
  • еще одно явление описывает последняя, 21 глава Евангелия от Иоанна; Господь приходит к ученикам «при море Тивериадском»; когда-то здесь он призвал «быть ловцами человеков» этих простых рыбаков, а ныне повторяется давнее уже чудо: неудачный лов рыбы, сеть, заброшенная по Его слову, затем «сто пятьдесят и три» чудесно пойманных рыбы; но куда важнее разговор между Христом и отрекшимся Петром; трижды Господь обращается к нему со словами: «Любиши ли Мя?», и это подобно трем отречениям Апостола во дворе первосвященника; отсюда, с Тивериадского моря, Петр начнет путь покаяния и проповеди Христа, которая отныне станет его жизнью. 

Св. Иоанн говорит, что описанные им и другими Апостолами явления Господа – далеко не все, ибо Христос много сотворил «и других чудес, о которых не писано в книге сей». Ведь цель Евангелистов – не создать историческую хронику, а показать достаточно, чтобы читающие веровали, «и веруя, имели жизнь во Имя Его» (Ин. 21:30-31) 

Среди событий, о которых «не писано» учениками (либо сообщается очень мало), церковное предание называет: 

  • встречу с Богородицей, которая, скорее всего, произошла сразу по Воскресении; 
  • явление св. Петру также сразу после Воскресения, о котором упоминает, но не рассказывает подробно ап. Лука; 
  • св. Павел говорит, что Господь явился также более чем 500 ученикам «в одно время» (1 Кор. 15:6), видимо, зная это от самих видевших Господа. 

А вот сам Павел удостоился встречи с Христом уже не только по Вознесении, но и по Сошествии Святого Духа: бывший гонитель Церкви Савл был обращен лишь несколькими словами Христа, которые запомнил на всю жизнь: «Савле, Савле, что Мя гониши?» 

Общение с Воскресшим Учителем продолжалось у Апостолов 40 дней, до Вознесения, о чем в 1 главе «Деяний Апостолов» пишет св. Лука. 

Значение этого события 

Издавна за праздником Воскресения закрепилось другое название – Пасха. Первые христиане, выросшие в иудаизме, хорошо понимали, что оно значит. Так именовали праздник исхода евреев из Египта, от рабства к свободе, на новую, обетованную им Самим Богом землю. Именно этот праздник отмечался сразу по пятнице, когда состоялось Распятие, как раз из-за него казненных так поспешно сняли со крестов, «ибо та суббота была день великий» (Ин. 19:31). Ради грядущей Пасхи первосвященники, пришедшие к Пилату обвинить Христа, вынудили правителя выйти к ним лично, ибо вступить в дом язычника означало оскверниться, а значит, лишиться вкушения священной трапезы. 

Но по прошествии этой субботы случилось нечто новое – Воскресением Христовым все верные исходят не из Египта к лучшей, но все-таки земной жизни, но от «от земли к небеси». Недаром Христа богослужебные песнопения именуют «Новой Пасхой», «Агнцем» (подобным жертвенному животному Ветхого Завета, кровью которого евреи помазывали косяки дома перед исходом). Христос – Бог, но одновременно также в полной мере Человек, воскрес и тем совоскресил с Собой всех верующих, родных Ему по человеческой плоти и по духу. Что же это значит? 

Жизнь человека обрела смысл 

По слову св. Павла, «если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков» (1 Кор. 15:19). Действительно, если земной путь человека оканчивается смертью, исчезновением, то нет каков же смысл страданий, борьбы? Отсюда принцип философов-эпикурейцев, который св. Павел излагает с некоторой горькой иронией: «Станем есть и пить, ибо завтра умрем!» (1 Кор. 15:32). Но не такова жизнь христианина: соединившись с Господом в Его Церкви, он знает, что: 

  • душа его сотворена бессмертной; теперь, став частью Тела Христова, какова Церковь, она по кончине тела не сойдет во ад, как множество душ даже Ветхозаветных праведников, но встретится, соединится со Христом; 

В Акафисте о упокоении усопших говорится: «Где ты, смерти жало, где же и мрак и страх твой прежде бывающий? Отныне ты желанная, неразлучно с Богом сочетаеши, покою великий субботства таинственнаго. Желание имам умрети и со Христом быти, взывает Апостол. Темже и мы, взирая на смерть, яко на стезю к Вечней Жизни, воззовем: Аллилуиа». 

Именно таким радостным возгласом встречали первые христиане, казалось бы, самое для человека страшное – кончину, которая теперь стала не наказанием, а переходом к новой жизни. 

  • при кончине мира «все мы изменимся», смертные тела станут подобны телу Воскресшего Господа, и мы, по слову Апостола, «так всегда с Господом будем»; и эта надежда на жизнь вечную в единении с Создателем – источник вечной надежды, радости христиан. 

Свт. Амвросий Медиоланский говорит: «Христос уготовил надеющимся на Него другую жизнь. Ибо эта жизнь подвержена греху, а другая уготована как награда». 

А свт. Афанасий Великий пишет: «По причине смертности тела разрешаемся уже только на время да возможем унаследовать лучшее воскресение» 

Космическое измерение 

Митрополит Антоний Сурожский опираясь на святых отцов, обращает внимание на еще одну сторону Пасхи: Господь не просто стал человеком, Он принял на себя «персть земную», материю, ибо в Нем «все вещество неба и земли, от самого простого до самого непостижимого». Но это означает, что Воскресение – еще и первый шаг к будущему преображению мира. Недаром св. Иоанн Богослов описывает это словами: «И увидел я новое небо и новую землю: ибо прежнее небо и прежняя земля миновали» (Откр. 21: 1). Итак, изменение предстоит не только людям, но всей твари, которая, по слову св. Павла, «совокупно стенает и мучится доныне; и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего» (Рим. 8:22-23).  

Такова надежда христиан, проходящих свой жизненный путь среди мирских бурь, подобно тому, как шли по пустыне иудеи, уходя из страны Египетской. Множество людей по Воскресении твердо уверены в будущем, ведь с ними – Сам Господь. Праздник Пасхи – вершина этой радости о будущей жизни и нынешней помощи Божией. Некоторые же святые знали эту радость как постоянную. Например, прп. Серафим Саровский в любое время, не только Пасхальное, приветствовал приходивших к нему словами: «Радость моя, Христос Воскресе!». И тем вполне уподоблялся верующим юной Церкви первых веков, так остро чувствовавших присутствие Божие в своей жизни. 

Как праздновали первые христиане это событие 

Первые века Церкви отмечены существенно иным отношение к дню Воскресения, нежели позже или уже в наши дни. 

Пасха малая? 

Так сейчас именуют первый по церковному календарю день недели, название которого издревле совпадает с именованием праздника – воскресенье. Ныне оно считается «малой Пасхой», наряду с «большой», то есть собственно главным христианским праздником. Во времена Апостолов, однако, воскресный день, или первый день седмицы собственно являлся «Пасхой Воскресения». Из посланий св. Павла видно, что тогда: 

  • собирались на особые богослужения; 
  • по их окончании происходила праздничная трапеза; 
  • делали пожертвования на благотворительность, помощь бедным. 

Таким образом день, называемый ныне воскресным, был не «малой Пасхой», а собственно «праздником праздников», который воспоминался, отмечался каждые 7 дней, а не раз за богослужебный год. Русский литургист М.М.Скабалланович пишет, что такой обычай, судя по всему, возник по крайней мере по Вознесении Господа, если только не ранее, во дни, когда Воскресший Христос еще пребывал среди учеников. Ведь 50 день по Воскресении приходился на первый день недели. Однако св. Лука говорит, что Апостолы не идут к храму, но остаются «единодушно вместе», молясь в особой горнице, где и происходит Сошествие Святого Духа. Итак, понимание воскресного дня как Пасхи существовало уже с первых веков. К сожалению, оно почти утрачено многими современными христианами. Очень редко обычным воскресным днем можно услышать теплое пасхальное приветствие, и особенно – почувствовать общую радость собравшихся на богослужение. 

Пасха Крестная 

Еще одна память, которую отмечала юная христианская община, на сей раз ежегодно – день Распятия и кончины Господа, который всегда приходился на канун еврейской Пасхи. Апостолы всегда связывали с этим днем сугубый (видимо, однодневный) пост, который одни разрешали на саму Пасху иудеев, другие – воскресным днем, который следовал за ним. Но в целом первые христиане считали Пасху скорее постным днем, связанным с кончиной Христа. 

Дальнейшая судьба празднования 

Источники свидетельствуют: уже к концу II в. «Пасха Крестная» начинает переосмысливаться, как радостное переживание Воскресения. Церковные историки полагают, что впервые это началось в Западной Церкви, тогда как христианский Восток все еще понимал Пасху как пост. 

Поэтому относительно поста, его длительности (от 40 часов до нескольких дней) возникли споры между Римом, где праздник понимали как радостный, связанный с Воскресением, и Константинополем, все еще говорившем о Пасхе как посте Распятия. Наконец, Никейский собор 335 г. принимает, как более верную, практику западных христиан. А через несколько десятилетий свт. Иоанн Златоуст даже будет обличать постящихся на Пасху – что, впрочем, означает, что древнее ее понимание на Востоке хранилось довольно долго. 

С новым пониманием праздника ранее короткий пост существенное удлиняется до продолжительности нынешней Четыредесятницы. Так возникает длительный покаянный период, готовящий верных к «торжеству торжеств». Видимо, в условиях постепенного охлаждения веры это изменение в какой-то мере оказалось неизбежным. 

Пасхальное приветствие 

Еще ап. Павел упоминает о «святом целовании», которое позже стали именовать «христосованием». Это было обычное пасхальное приветствие, которым встречали верные друг друга, возможно, не только по воскресным, но также по другим дням. Скорее всего, ко временам учеников Христовых относится и произносимые при целовании слова – «Христос Воскресе!» с ответом «Воистину Воскресе!». Они напоминают о вести, которую передавали друг другу Апостолы, одновременно уверяя ближних «не верящих и чудящихся», в истинности случившегося. 

До наших дней возглас, десятки раз повторяемый за каждым богослужением Пасхи, да и за пределами храма заменяющий христианам обычное приветствие, приобщает нас к радости учеников, уверяя: истинно жив Христос! 

Пасхальные яйца 

Считается, что этот символ праздника также восходит к древней Церкви. Впрочем, окрашивание яиц вообще – очень давний обычай множества народов. Яйцо считалось символом жизни у жителей Египта, Персии, Греции, наконец, самой Римской империи. Многие народы, например, славяне, полагали, что это также образ возрождения природы после зимы. Те же наши предки видели яйцо вообще как символ мироздания, представляющий землю, мир людей, которых обозначал желток, и небесную твердь (белок, скорлупа). 

Десятки тысяч лет насчитывает также обычай украшать яйца. Древнейшие из таких артефактов – расписанные страусовые – найдены археологами в Африке. Их возраст составляет по крайней мере 60000 лет. Известны также подобные обычаи шумеров, египтян. 

Чудесное преображение 

Новое переосмысление древнего символа возникает с появлением христианства. О значении окрашенного красным яйца как символа праздника есть по крайней мере две легенды. Обе они связаны с равноап. Марией Магдалиной: 

  • согласно первой, придя к гробу Господа, Мария принесла эту простую пищу, дабы подкрепить силы пришедших отдать последний долг Спасителю женщин, уставших от слез и бессонной ночи; когда же ей явился Господь, яйца в корзинке сами собой чудесно стали красными; 
  • второе предание повествует о том, как та же святая смело явилась Римскому императору Тиберию с вестью о Воскресшем; так как язычник не понял ее слов, Мария взяла яйцо, дабы на понятном для него языке символа объяснить происшедшее; насмехаясь, Тиберий заявил, что человеку настолько возможно победить смерть, насколько белому яйцу – сделаться красным; тогда на его глазах оно действительно изменилось, став красным. 

Цвет иного мира 

Во всяком случае, оба предания подтверждают известную с древности символику красного цвета, которая связана одновременно: 

  • с земной властью, ведь пурпурные мантии носили правители, багряницей – одеждой красного цвета – одевались императоры; в данном случае это означает, что воля Бога, Правителя мира, совершается «яко на небеси, и на земли»; 
  • с царством Христа «не от мира сего», Небесным; недаром этот цвет, наряду с аналогичным по смыслу золотым, используется иконописцами с древности; 
  • наконец, с Кровью Христовой, напоминая о Его жертвенной, до смерти, любви к людям. 

Возможно, что в первые века Церкви символ праздника во многом имел миссионерское значение: ведь его смысл и содержание с древности понятны язычникам, а ныне как бы раскрывались с новой стороны. Так предмет этого мира свидетельствовал о своем Создателе. 

«Крашенки» и «писанки» 

Так именовали украшенные к празднику яйца восточные славяне. При этом они различали: 

  • однотонные (в абсолютном большинстве случаев – красные) – крашенки;  
  • расписанные разными узорами, некоторые из которых имели, впрочем, древнее языческое происхождение. 

Немало нехристианского было также среди народных обычаев, связанных с пасхальным яйцом. Например, славяне считали яйца средством от пожаров, при таком случае их бросали в огонь, надеясь остановить бедствие. А болгары думали, что скорлупа освященных яиц – наилучшее средство от кротов, портящих посевы. 

Во всяком случае благочестивые верующие хранили освященные яйца у святых икон, зная, что это – благословение дому. 

Позже появились стилизованные символы праздника, изготовленные из различных материалов. Многие из них, например, знаменитые пасхальные яйца мастерской Фаберже, стали самостоятельными произведениями искусства. С 2010 г. это – непременный атрибут проводимого в Москве фестиваля, приуроченного к празднику. 

19 апреля 2010 г. в столичном парке «Красная Пресня» мастера изготовили ледяное пасхальное яйцо весом, как утверждалось, 800 кг и высотой более 2 м. Его украсили росписью. Впоследствии, в 2018 г., накануне фестиваля было создано уже 8-метровое яйцо. 

Западный символ праздника 

У европейских христиан ныне можно встретить «пасхального зайца». Этот образ имеет также древнее, однако уже чисто языческое происхождение. Животное считалось символом плодородия, то есть, как яйцо – возрождения жизни. Однако ассоциация праздника с ним совершенно не описана древними христианскими источниками. Зато языческие предания античности говорят о зайце – неизменном спутнике богини Афродиты, а также Эостры – богини тевтонских племен, также связанной с весной, чадородием, так что само поклонение ей совершалось во время весеннего солнцестояния. 

Западнохристианская традиция изображать зайца как символ праздника начинается лишь с конца XVII в. Она имеет вполне конкретного автора – врача Георга Франкенау. Им написан рассказ о кролике, который прячет в саду пасхальные яйца, чтобы их потом нашли дети. Впоследствии произведение стало «легендой», которая очень понравилась протестантам Европы, а позже – Америки. В условиях, когда после Реформации они сами отказались от многих христианских традиций празднования Пасхи, новое «предание» заменило ее, хотя восходит к язычеству. 

Особенности богослужения 

Главная из них – особая светлость, радостность всей службы. Она проявляется в особых, торжественных, ликующих мелодиях песнопений, вообще в том, что большая часть молитвословий поется, а не читается, как это бывает в обычные дни. В течение всей следующей за Воскресением седмицы совершаются крестные ходы. Первый из них в ночь на сам праздник предваряет пасхальную Утреню: верующие со свечами обходят церковь подобно святым женам, затемно спешившим ко гробу Господа. А потом священник, стоя у закрытых врат храма, впервые возглашает: «Христос Воскресе!», и с вхождением народа в уже сияющую, освещенную церковь начинается пение Пасхального Канона. Его волнующие, радостные песнопения написаны в  VIII в. прп. Иоанном Дамаскиным. 

Во время Светлой Седмицы услышать Канон можно также на вечерних службах. Он же поется на всенощных накануне воскресных дней на всенощном бдении наряду с обычными канонами дня. Эти светлые, радостные слова верующие читают (или поют, по желанию) дома, когда готовятся к Причастию в первые 7 дней по Пасхе – вместо обычных покаянный канонов. 

Важная особенность службы – постоянно открытые Царские врата, так что верующие могут видеть все происходящее в алтаре. Открытыми врата остаются до Антипасхи. 

 

Интересный фактС 1929 г., по благословению митр. Сергия, Пасхальный чин службы совершается еще раз вечером вторника пред Вознесением Господним, и в среду накануне этого праздника, когда бывает так называемое «Отдание Пасхи». Такой порядок заимствован из практики греческой Церкви. 

Есть также некоторые храмы, служащие по пасхальному чину накануне и в самый день праздника Обновления Иерусалимского Храма Воскресения 26 сентября. Это церкви, имеющие посвящение памяти события, совершившегося в IV в. (335 г.), для которых праздник является престольным. К настоящему времени таких по России известно не более ста. 

 

Значение праздника в богослужебном круге 

Воскресение Христово с праздниками

Существует двенадцать (отсюда название «двунадесятые») великих праздников церковного года, которые связаны с важнейшими событиями Священной истории, кроме них – еще пять, именуемых просто «великими». Но Пасха сама по себе – «праздников праздник и торжество торжеств», своего рода глава и венец всех празднований. От нее  зависят многие другие торжественные даты: 

  • Вход Господень в Иерусалим – за неделю до Воскресения; 
  • на 40 день после Пасхи – Вознесение Господа; 
  • в 50-й – празднование Сошествия Святого Духа (Троица). 

От даты Воскресения зависит также начало предшествующего ему Великого Поста и приуроченных к нему Недели мытаря и фарисея, а также Масленицы. Для послепасхального времени важно время начала Петровского (или Апостольского) поста, которое приходится на 8 день после Троицы. Длительность этого времени, которое оканчивается всегда 12 июля, на память первоверховных Петра и Павла, также определяется временем Пасхального торжества, так что составляет от нескольких недель до более чем 30 дней. 

Когда празднуется Воскресение Христово и как устанавливается дата 

Древние христиане не отмечали Воскресение как годовщину исторического события, но переживали его каждый день, когда начиналась новая неделя их земной жизни.  

Вопрос о дне встал с IV в., когда «Пасха крестная», день которой зависел от иудейского «Песаха», стала переосмысливаться именно как празднование Воскресения. 

Интересный фактС 325 г. Первый Вселенский Собор определил, что дата зависит от времени первого полнолуния после дня весеннего равноденствия (21 марта). Первое воскресенье после этого дня и есть день праздника. Впрочем, из правила есть исключение: если христианская Пасха оказывается до иудейской, она передвигается на неделю вперед, ибо Господь воскрес после Песаха. 

Даты празднования на Западе и Востоке 

Во многих случаях католики и православные празднуют Воскресение в разные дни. Это связано с реформой летоисчисления, которую в конце XVI в. провел на папа Григорий (отсюда именование нынешнего гражданского календаря – Григорианский). Изменение было связано с тем, что, согласно другой календарной системе, именуемой по имени Римского императора Юлия Цезаря, Юлианской, отсчет лет велся исходя из солнечного и лунного циклов, что удлиняло год календарный по сравнению с реальным, астрономическим, примерно на 11 минут. За столетия, однако, накопилась существенная разница.

Поэтому в XVI в. оказалось: день весеннего равноденствия сместился с 21 на 11 марта, что сдвинуло дату празднования Воскресения. Католики, недовольные этим, провели реформу, сориентировав календарь на солнечную систему отсчета, более точно связанную с астрономическими реалиями. Православные указывают, однако, что при этом нарушилось постановление I Вселенского Собора о праздновании Пасхи христиан строго после иудейской: между тем, только с 1851 по 1951 г. католическое празднование случалось раньше целых 19 раз. 

Католики таким образом празднуют Воскресение на 1-3 неделю ранее христианского Востока. При этом три раза за каждые 19 лет даты празднования совпадают у обеих частей некогда единой Церкви. 

Какая дата правильная? 

Так как христиане отмечают не «годовщину» Воскресения, историческую дату, вопрос о правильном времени праздника, скорее, относится не к истинности или ложности той или иной системы вычисления его дня, сколько об истинности Церкви, которая этих дат придерживается. 

Здесь поистине «ин суд человеческий, ин суд Божий», свидетельствующий Истину исповедания явными чудесами. Среди таковых, происходящих именно на православную Пасху, первенствующее место занимает чудо Благодатного Огня в храме Иерусалимском Гроба Господня. Оно известно еще с первых веков христианства. Факт того, что небесный Огонь сходит только после молитвы именно православного патриарха, многократно проверен за тысячелетия, поэтому настолько очевиден, что Католическая Церковь просто не признает это Божие знамение (хотя частным образом верующие католики нередко присутствуют при чуде). 

В современном же мире среди атеистических настроенных людей распространено мнение об Огне как о якобы мистификации, подделке, несмотря на множество свидетельств очевидцев о необычном характере пламени, первые несколько минут не опаляющего, лишь через некоторое время становящегося обычной огненной стихией. 

Стоит привести свидетельство человека, никогда не бывшего в Иерусалиме на церемонии, но убежденного вполне рационалистическим путем, как это принято у современных людей. Рассказывает Наталия:

«Однажды знакомый священник подарил мне так называемую Иерусалимскую свечу. Это, по сути пучок 33 – по числу лет Христа – тонких свечек, связанных вместе. Свеча была небольшой, не более 10 см, подобные можно купить в Святом городе в составе наборов для паломников. Приближалась Пасха, и вот мы с подругой, у которой с собой также была Иерусалимская свеча, но большая, решили пойти на ночную службу, где стоять подобно верующим во храме Воскресения. Итак, начинается Пасхальная полунощница, я зажигаю свой, как мне казалось, небольшой огонек Но тут оказывается, что пламя маленькой свечки – этакий факел высотой едва не больше ее самой! Сначала красиво, умилительно, а через несколько секунд как-то страшно. Кругом люди, вокруг буквально яблоку негде упасть! Дую на огонь, лучше потушить – бесполезно! Счастье, что стояла рядом с подсвечником, поэтому женщины, видимо, не впервые встречающие таких вот ревнующих не по разуму в нарушение законов физики, быстро сообразили, что свечи надо разделить и поставить к иконам – по одной Что ни говори, хорошо, что подруга не зажгла свой «факел», ведь он был куда больше! А теперь вспомним кадры из максимально переполненного храма после схождения Огня – море пламени, никаких признаков пожара, да вообще ожогов кого бы то ни было. Ну и кто после этого скажет, что Благодатный Огонь – самый обычный?!» 

Что же, истинность чуда уверяет нас также в том, какая из ныне существующих Церквей хранит подлинную Апостольскую традицию и дух празднования Воскресения. 

Икона 

Иконография: Воскресение Христово Датировки: XIX в. 1894 год.Иконописная школа или художественный центр:  Палехская школа иконописи Иконописец: Хохлов Василий Александрович Происхождение: Поступила от А.В. Хохлова, 1960-е.Материал: Дерево, левкас, темпера, золото. Размеры иконы:  высота 29,7 см, ширина 19,8 см Литературная основа сложной многофигурной композиции – Псалтирь и апокрифическое Евангелие от Никодима. Это икона – один из лучших примеров палехского подстаринного письма. Инв. № ГМПИ 3601. ДИ-419-И. © Государственный музей Палехского искусства Литература: 1.Палехская школа 1923-1950. Лаковые миниатюры иконописцев. Мюнхен, 2011. № 12. С. 42.

Возможно, создание образа Воскресения было самой сложной задачей иконописцев за всю историю. Ведь как воспроизвести событие, не виденное ни одним из людей? 

Иконография Воскресения проходит несколько этапов: 

  • символическое изображение; в катакомбах Рима найдены рисунки, представляющие не Христа, а Иону во чреве кита; об этом знамении говорил Сам Спаситель; 
  • собственно иллюстрация Евангельского текста, который, однако говорит не о событии, а о том, что происходило по Воскресении; многие иконы Византии представляют пещеру (или же храм Воскресения, возведенным св. Константином Великим), стоящих на страже римских солдат, мироносиц, предстоящих явившемуся Ангелу; иногда на подобных иконах пишется Сам Христос, явившийся женщинам, пришедшим к Его гробу; 
  • богословское осмысление; такие иконы появляются с X в.; эта иконография известна как «Сошествие во ад»; центр композиции – Христос, под Его ногами – сломанные запоры врат преисподней, Он выводит оттуда праотца Адама с праматерью Евой; к нему обращены лица всех находящихся «во тьме и сени смертной»; 

Интересный фактИконография такого типа основана на сюжетах апокрифов, ведь канонические Евангелия ничего не говорят о том, как Христос в Великую Субботу сходил во ад. Однако, Церковь приняла содержащееся в иконах понимание как богословский правильное.  

Иконография: Воскресение Христово Восстание из Гроба Датировки: XX в. 1898 год.Иконописная школа или художественный центр:  Палехская школа иконописи Иконописец: Кузнецов Александр Арсентьевич. Материал: Дерево, левкас, темпера, масло, золото, чеканка. Размеры иконы:  высота 35,5 см, ширина 31,4 см Христос представлен в белых одеждах, восстающий из Гроба. По сторонам от него ангелы. Слева – группа жен-мироносиц. На первом плане – римские воины. Инв. № ГМПИ 3154. ДИ-424-И. © Государственный музей Палехского искусства Литература:

  • с постепенным обмирщением культуры, с XVIXVII вв., образ «Сошествия во ад» начал дополняться сначала сюжетами Страстей, затем – встречи Господа с мироносицами; наконец, иконописцы дерзнули изображать само событие Воскресения; с XVIIXVIII в. такие иконы, появившиеся сначала у католиков, были заимствованы также в России. Ныне их отличительный признак – образ Христа, держащего хоругвь с начертанием креста, символ победы над смертью; Господь изображается в белом одеянии, пред Ним припали на землю два Ангела. На заднем плане иконы (образы часто пишутся по подобию картины) обычно пещера, где случилось Воскресение, и рассветное небо, знаменующее не только восходящее солнце, но также зарю нового, христианского мира. 

Такие иконы, будучи не вполне каноничными, богословский не выверенными, тем не менее, получили широкое распространение по многим православным храмам. 

Таинственное, сокровенное событие, случившееся два тысячелетия назад, преобразило робких, впавших в отчаяние учеников в бесстрашных свидетелей Воскресения. До наших дней свет его касается души каждого, кто даже случайно войдет в «светозарную и спасительную нощь» в православный храм, почувствует дыхание радости, а потом вдруг подвигнется на победное «Христос Воскресе!» воскликнуть со всеми «Воистину Воскресе Христос!» 

Оцените статью
Интернет справочник по православию, астрологии, нумерологии та хиромантии