О догмате Искупления

Вот уже в течение более века сей догмат подвергается непрестанным нападкам: обзывается «юридической теорией», объявляется католическим или позаимствованным у католиков заблуждением, противоречащим святоотеческому учению, и т.д. и т.п. Между тем, как я уже неоднократно замечал ранее, без православного исповедания сего догмата спастись невозможно или, по крайней мере, крайне затруднительно. Поэтому в системе вероучительных и нравственных истин, проводимого мною в данной рубрике исследования, невозможно обойтись без изучения и нынешней проблематики догмата Искупления.

Посему для начала приведу учение о сем догмате митрополита Макария (Булгакова), изложенное в его «Догматическом богословии». Митрополит Макария это известнейший представитель Киевской школы богословия, которая считается наиболее тяготеющей к католической схоластике. Итак, цитирую:

«Поскольку человек в своей совокупности а) безконечно оскорбил грехом своего безконечно-благого, но и безпредельно-великого, безпредельно-правосудного Создателя, б) заразил грехом все свое существо, исказив в себе образ Божий, в) произвел грехом гибельныя последствия в самом себе и в природе внешней, – то надлежало: а) удовлетворить за грешника безконечной Правде Божией – не потому, чтобы Бог искал мщения, но потому, что никакое свойство Божие не может быть лишено свойственного ему действия, – иначе человек остался бы «чадом гнева» (Еф. 2, 3); б) потребить грех во всем существе человека; в) истребить гибельныя последования в природе человека и в природе внешней. Нужна была безконечно великая умилостивительная жертва. Ея не мог принести ни человек один за всех ни ангел.

Какое же угодно было Богу избрать средство для «возстановления или искупления человека?» «В слове Божием это великое дело представляется в образе завета между Богом Отцом и Богом Сыном, Который, отходя в мир, говорит (ко Отцу): «Жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовал Мне. Всесожжения и жертвы за грех неугодны Тебе. Тогда Я сказал: вот иду, как в начале книги написано о Мне, исполнить волю Твою, Боже» (Евр. 10, 5–7, слова из псалма 39). «Здесь открываются вместе и благость, и премудрость, и правда, и всемогущество Божие», замечает митрополит Макарий. Речь здесь идет о Крестной Жертве Сына Божия.

«Почему Триипостасный Бог благоволил искупить нас, причина этому одна: Его безконечная любовь к нам грешным… Целью пришествия в мир Спасителя – пишет м. Макарий – было: а) удовлетворить за нас правде вечной, как сказано: «в явление правды Своея» (Богом, Рим. 3, 25)», б) очистить нас от грехов, в) избавить от смерти и от власти диавола, г) возсоединить нас с Богом, д) просветить наш разум, е) исправить нашу волю, ж) научить нас снова достойно славить Бога и з) даровать нам живот вечный».

А теперь для сравнения приведу пример святоотеческого учения о сем же догмате Искупления на примере слова о нем преподобного Симеона Нового Богослова:

«Первозданный Адам, будучи в раю, впал, по внушению змия, в гордость и, возмечтав быть богом, как сказал ему диавол, вкусил от древа, от которого Бог повелел ему не ясти. За это предан он великим карам тлению и смерти, для смирения гордыни его. Но когда Бог осуждает на что, то дает и приговор, и приговор Его становится делом, и карою вечною, и уже никакой нет возможности уничтожить эту кару, бывающую по Божескому определению. Подумай же теперь: Адам согрешил великим грехом, потому что словам Бога не поверил, а словам змия поверил. Сравни Бога и змия, и увидишь, как велик был грех премудрого Адама. По великой мудрости своей он дал имена всем животным; но когда от всей души поверил он змию, а не Богу, то Божественная благодать, почивавшая в нем, отступила от него, так как он стал врагом Богу, по причине неверия, какое показал к словам Его. Адам подумал, что Бог позавидовал ему и не хотел, чтоб и он знал доброе и лукавое, и для того заповедал ему не вкушать от древа познания добра и зла, чтоб и он не стал богом, подобным Богу, создавшему его. И вкусил, и тотчас познал наготу свою, и вместо того, чтобы соделаться богом, стал тленным, и как тленный смертным.

2. И вот, как видишь, приговор Божий пребывает навсегда карою вечною. И стали мы люди все и тленны, и смертны, и нет ничего, что могло бы отстранить сей великий и страшный приговор. Когда же нет возможности отстранить этот приговор, то какая после этого польза от мудрости или от богатства, или от власти, или и от всего мира? Сего ради Всевышний Сын Божий, Господь Иисус Христос пришел, чтоб смириться вместо Адама, и действительно смирил Себя даже до смерти крестной. Слово же крестное, как говорит Писание, таково: проклят всяк висяй на древе (Гал.3:13). Адам, никакой не имея нужды, взял от плода оного древа (от которого Бог заповедал ему не вкушать, угрожая, что как только вкусит, умрет), вкусил, и умер. Надобно знать, что как человек имеет тело и душу, то смертей у него две: одна смерть души, другая смерть тела, равно как и два бессмертия душевное и телесное, хотя то и другое в одном человеке, ибо душа и тело один человек. Так душою Адам умер тотчас, как только вкусил, а после, спустя девятьсот тридцать лет, умер и телом. Ибо как смерть тела есть отделение от него души, так смерть души есть отдаление от ней Святого Духа, Которым осеняему быть человеку благоволил создавший его Бог, чтоб он жил подобно Ангелам Божиим, кои, будучи всегда просвещаемы Духом Святым, пребывают неподвижными на зло. По этой потом причине и весь род человеческий соделался таким, каким стал чрез падение праотец Адам, смертным, то есть по душе и по телу. Человека, каким создал его Бог, не стало более в мире, и возможности не было, чтоб стал кто-либо таким, каким был Адам до преступления заповеди. А необходимо было, чтобы такой человек был.

3. Итак, Бог, желая иметь такого человека, каким в начале создал Адама, послал в последние времена на землю Сына Своего Единородного, и Он, пришедши, воплотился, восприняв совершенное человечество, чтобы быть совершенным Богом и совершенным человеком, и Божество имело таким образом человека, достойного Его. И се человек! другого такого не было, нет и не будет. Но для чего соделался таковым Христос? Для того, чтобы соблюсти закон Божий и заповеди Его и чтобы вступить в борьбу и победить диавола. То и другое совершилось в Нем само собою. Ибо если Христос есть тот самый Бог, Который дал заповеди и закон, то как можно было не соблюсти Ему того закона и тех заповедей, которые Сам дал? И если Он Бог, как и есть воистину, то как возможно было Ему быть обольщену или обмануту какою-либо хитростию диавола? Диавол, правда, как слепой и бессмысленный, восстал против Него бранию, но это попущено было для того, чтобы совершилось некое великое и страшное таинство, именно, чтобы пострадал Христос безгрешный и чрез то получил прощение Адам согрешивший. Для этого и вместо древа познания был крест, вместо ступания ног, которыми прародители шли к запрещенному древу, и вместо простертия рук их, которые простирали они, чтобы взять плод древа, были пригвождены ко кресту непорочные ноги и руки Христовы, вместо вкушения плода было вкушение желчи и оцта, и вместо смерти Адама смерть Христова. Потом что было? Лежал Христос во гробе три дня, ради таинства Пресвятой Троицы, чтобы показать, что хотя воплотился и пострадал один Он Сын, однако домостроительство это есть дело Пресвятой Троицы. В чем же это домостроительство? Одно Лицо Святой Троицы, именно, Сын и Слово Божие, воплотившись, принес Себя плотию в жертву Божеству Отца, и Самого Сына, и Духа Святого, чтобы благоволительно прощено было первое преступление Адама ради сего великого и страшного дела, то есть ради сей Христовой жертвы, и чтобы силою его совершалось другое, новое рождение и воссоздание человека во святом Крещении, в коем и очищаемся мы водою, срастворенною с Духом Святым. С того времени люди крещаются в воде, погружаются в нее и вынимаются из нее три раза, в образ тридневного погребения Господня, и после того, как умрут в ней всему этому злому миру, в третьем вынутии из нее являются уже живыми, как бы воскресшими из мертвых, то есть души их оживотворяются и опять приемлют благодать Святого Духа, как имел ее и Адам до преступления. Потом (крещеные) помазуются святым миром, и посредством его помазуются Иисусом Христом, и благоухают преестественно. Сделавшись таким образом достойными того, чтобы быть общниками Бога, они вкушают Плоть Его и пиют Кровь Его, и посредством освященных хлеба и вина соделываются сотелесными и сокровенными воплощшемуся и принесшему себя в жертву Богу. После сего уже невозможно, чтобы над ними господствовал и тиранствовал грех, яко над богами по благодати. Так как Адам подпал клятве, а чрез него и все люди, от него происходящие, приговор же об этом Божий никак не мог быть уничтожен, то Христос бысть по нас клятва, чрез то, что повешен был на древе крестном, чтоб принести Себя в жертву Отцу Своему, как сказано, и уничтожить приговор Божий преизбыточествующим достоинством жертвы. Ибо что больше и выше Бога? Как во всем этом видимом творении нет ничего выше человека, ибо все видимое и сотворено для человека, так Бог несравненно выше всего сотворенного, и ничто не может идти с Ним в сравнение, ни вся видимая и невидимая тварь. Таким образом Бог, Который есть несравненно выше всего видимого и невидимого творения, восприял естество человеческое, которое есть выше всего видимого творения, и принес его в жертву Богу и Отцу Своему. Устыдившись такой жертвы, скажу так, и почтив ее, Отец не мог оставить ее в руках смерти, почему уничтожил приговор Свой и воскресил из мертвых во-первых и в начале Того, Кто дал Себя в жертву, в искупление и взамен за сородных ему человеков, а после, в последний день скончания мира, воскресит и всех людей. Впрочем, души тех, которые веруют в Иисуса Христа, Сына Божия, в сию великую и страшную жертву, Бог воскрешает в настоящей жизни, и знамением сего воскресения служит благодать Святого Духа, которую дает Он душе всякого христианина, как бы другую душу. Такая душа христианина потому называется и верною, что ей вверен Святой Дух Божий, и она прияла Его, Дух Божий, Который есть жизнь вечная, так как Святой Дух есть Бог вечный, исходящий из вечного Бога и Отца.

Внимательное сравнение двух этих текстов показывает, что и митрополит Макарий, и преп.Симеон Новый Богослов о догмате Искупления говорят одно и то же, правда, на несколько различающихся языках: первый – довольно наукообразно, а второй более Духом Святым. Впрочем, как я уже сказал, суть сказанного обоими одна и та же. Это значит, что русское школьное богословие 19 века учит о догмате искупления вполне православно и соответствует святоотеческому учению о сем.

Скажу отдельно и о том выражении, которое вызывает наибольшее раздражение у прошлых и нынешних противников догмата Искупления о том, что митрополит Макарий называет «удовлетворением Правде Божией», которое было принесено Крестной Жертвой Искупителя. Сразу замечу, что у преп.Симеона это же выражение выглядит так: «Бог, Который есть несравненно выше всего видимого и невидимого творения, восприял естество человеческое, которое есть выше всего видимого творения, и принес его в жертву Богу и Отцу Своему. Устыдившись такой жертвы, скажу так, и почтив ее, Отец не мог оставить ее в руках смерти, почему уничтожил приговор Свой», говорит преподобный то же самое (правда, другими словами), что и митрополит Макарий, об удовлетворении Правде Божией. И далее продолжает:

Бог «воскресил из мертвых во-первых и в начале Того, Кто дал Себя в жертву, в искупление и взамен за сородных ему человеков, а после, в последний день скончания мира, воскресит и всех людей. Впрочем, души тех, которые веруют в Иисуса Христа, Сына Божия, в сию великую и страшную жертву, Бог воскрешает в настоящей жизни, и знамением сего воскресения служит благодать Святого Духа, которую дает Он душе всякого христианина, как бы другую душу. Такая душа христианина потому называется и верною, что ей вверен Святой Дух Божий, и она прияла Его, Дух Божий, Который есть жизнь вечная, так как Святой Дух есть Бог вечный, исходящий из вечного Бога и Отца».

Таким образом видно, что ничего противоречащего в учении об удовлетворении Правде Божией (какими бы словами оно не выражалось) святоотеческому учению о спасении нет. Наоборот, последнее необходимо проистекает из первого. А в чем же соблазн, которому, по-видимому, поддались католики? А в том, чтобы рационалистически объяснить сущность Крестной Жертвы Христовой необходимостью удовлетворения Правде Божией. На самом деле это не так.

Решение принести эту Жертву (говорю по-человечески) было принято на Превечном Совете Пресвятой Троицы, когда «сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему (и) по подобию Нашему» (Быт.1:26). Посему и Христос назван «Агнцем, закланным от создания мира» (Откр.13: 8).

Что богословием в красках изобразил преподобный Андрей (Рублев) иконой «Троица».

Так что Крестная Жертва Христова – это величайшая тайна Пресвятой Троицы, коя не может быть рационалистически объяснена какими-то рассуждениями типа «удовлетворения Правде Божией» и т.п. Но последнее, не будучи сущностью сей Жертвы, однако является сущностью нашего спасения!

Между прочим, поэтому точно также и крайне неосновательны спекуляции нынешних богословов, задающихся пустыми вопросами, типа: «Зачем Отцу Жертва Сына?» или «сравнение удовлетворения Правде Божией с сатисфакцией на дуэли» и т.п. глупостями. Весьма напоминающими древние арианские спекуляции о Троице и отношениях Ее Лиц. Все это недопустимо, поскольку сие есть тайна Пресвятой Троицы. И не следует лезть в нее своими плотскими и грязными мыслями хотя бы потому, что последние – тварны, а Бог-Троица – не сотворён.

Тут кстати вспомнить учение святителя Григория Богослова, советующего христианам не пытаться рационалистически изъяснить неизъяснимые тайны Трисиятельного Божества, но лучше поучаться тому, что полезно для спасения души. И об этом, т.е. как удовлетворение Правде Божией спасительно для нас, я хотел бы поговорить в следующей публикации сего цикла. А пока замечу, что не очень разумные нападки на догмат Искупления сыграли с нашими горе-богословами злую шутку.

Есть такая, кажется, немецкая пословица: «Выплеснуть из купели вместе с грязной водой и ребенка». Так неразумно и поступили наши богословы первой волны, «выплеснув» из учения о спасении вполне православное, (если его, конечно, понимать православно, как, например, понимал его святитель Макарий) понятие удовлетворения Правде Божией. Но последующие, уже наши современники пошли еще дальше в этой глупости, сочинив свою, еще более рационалистический миф о «сущности Жертвы Христовой, состоящую, якобы, в том, что Он всю Свою земную жизнь, мол, боролся со Своими непредосудительными страстями, и, наконец, на Кресте их окончательно победил».

Конечно, нелепо выплёскивать из купели вместе с грязной водой и ребенка, но уж полным безумием будет ребенка из нее выкинуть, а грязную, католическую, рационалистическую воду оставить и всячески облизывать, пить ее и поить ею других, как поступили в данном случае нынешние наши горе-богословы! Впрочем, и об этом поговорим позже.

Похожие статьи

Критика ложных мнений о конечности вечных геенских мук

Критика мнения профессора Алексея Осипова о «двух линиях»

Что такое геенна огненная?

Что такое геенна огненная?!

Если Бог – «только любовь»…

Вкратце о вечных муках грешников в геенне огненной

Оцените статью
Интернет справочник по православию, астрологии, нумерологии та хиромантии